Китайцы выращивают помидоры в волгоградской области

Волгоградская область – один из регионов, где летом отмечается прибытие большого количества трудовых мигрантов. Как правило, работают они на полях, выращивая огурцы, помидоры и лук. Там же живут, в наскоро обустроенных теплицах. Зачастую мигранты – выходцы из стран Средней Азии, находящиеся на территории России нелегально. Корреспондент «КП-Волгоград» вместе с сотрудниками управления по делам миграции ГУ МВД России по Волгоградской области отправился в рейд по полям Волгоградской области.

УТРО КРАСИТ НЕЖНЫМ СВЕТОМ И ТЕПЛИЦУ, И БАРАК

Раннее утро. Солнце, вставшее три часа назад, уже нещадно палит. День обещает быть жарким. Сотрудники миграционной службы, опера и дорожные полицейские пытаются взбодрить себя кофе. Короткое совещание, на котором, выражаясь протокольным языком, были доведены задачи и озвучены требования о соблюдении мер безопасности. Едем в Иловлинский район, на поля близ хутора Авилов, где, по данным полиции, работает большое количество мигрантов. Чтобы не привлекать внимание, едем на машинах с гражданскими номерами.

Парники тянутся почти до горизонта. Фото: пресс-службы ГУ МВД России по Волгоградской области

Интересующие полицию теплицы раскинулись слева и справа от дороги, ведущей в хутор. Территория площадью около 200 гектаров огорожена колючей проволокой, и везде, до куда хватает глаз – пленка теплиц. На одной из них замечаем несколько человек, ремонтирующих крышу. По рации доносятся последние указания о расстановке по периметру полей бойцов. Чтобы никто не ускользнул. Операция по задержанию мигрантов начинается внезапно.

На въезде в «тепличный поселок» громко кричит то ли владелец теплиц, то ли «смотрящий» — молодой армянин. Якобы, полицейские, появившиеся внезапно, довели до обморока беременную женщину, которая лежала в одном из бараков. Не задействованные в оцеплении полицейские начинают прочесывать теплицы, бараки и мазанки:

-К речке, к речке бежит группа человек 20, задержите их!, — доносится из рации. Тут же в эфир выходит другой голос: — мигрант подвернул ногу, идти не может, нужна машина для транспортировки.

В таких условиях живут работники плантации. Фото: пресс-службы ГУ МВД России по Волгоградской области

Осматриваюсь, стараясь далеко не удаляться от полицейских. Очевидно, что кто-то успел предупредить мигрантов. В одном из импровизированных складов, где хранятся помидоры, висит женская сумка. В ней – еще запотевшая бутылка с компотом, нехитрый «тормозок» на обед – пара кусков лаваша, несколько яиц. Здесь же – пустые ящики под помидоры, и огромная куча готовых к упаковке овощей. Иду дальше.

Жилой барак. Вместо кроватей – общие нары, сделанные из досок. Такие же лавки и столы. Тяжелый запах немытых тел и пропавшей еды. Он, кажется пропитывает все вокруг, смешиваясь с запахом органических удобрений, а проще говоря – навоза. Ощущение гетто и чужих недобрых взглядов, которые следят за каждым твоим шагом, пробирает до костей. Усиливает его лай собак, которые привязаны у каждого барака.

Собранный урожай хранится в наспех сделанных складах. Фото: пресс-службы ГУ МВД России по Волгоградсокй области

Сами жилища выполнены, в основной своей массе, из старых автомобильных камер и вышедших из строя шлангов капельного полива. Из ветвей дерева делается каркас, который затем оплетается тем, что попадется под руку. Из этого материала делаются стены. Крыши покрыты шифером. Кто побогаче и попроворнее – делает мазанки или роет землянки. Кое-где под крышей – использованные шприцы. Зачем? Известно только обитателям. Кстати, первый десяток узбеков уже собирается под охраной полицейских в одном из бараков.

КАК ВЫРАЩИВАЮТ «ВОЛГОГРАДСКИЙ БРЕНД»

Идем дальше. Снова склад с еще зелеными помидорами. Гора ящиков, упаковочной веревки. Несколько мешков с отечественными водорастворимыми магниевыми удобрениями и огромный ящик с бутылочками неизвестной жидкости цвета Волги в ясную погоду. Что это такое – неизвестно. На этикетках бутылок нет ни одной буквы не то, что на русском – но даже на английском языке. Опытные полицейские, видя, как я разглядываю неизвестное вещество, рассказывают, что от высадки рассады в грунт до сбора первого урожая помидоров у мигрантов проходит всего три недели. Есть такие помидоры сразу расхотелось. Но судя по тому, что на территории теплиц стояло несколько фур-рефрижераторов, продукция по стране разлетается на «ура». Все-таки волгоградские помидоры – это бренд. Особенно если не знаешь, как их выращивают.

Такими удобрениями «поливают» помидоры и огурцы. Что во флаконах — неизвестно. Фото: пресс-службы ГУ МВД России по Волгоградской области

Тем временем кольцо оцепления сжимается все плотнее. Мигрантов «достают» из самых неожиданных мест, чуть ли не вылавливают из близлежащего пруда. Одна из наиболее активных женщин пытается разжалобить полицейских, говоря с ними на ломаном русском и возмущаясь, что тот не понимает узбекского языка:

-У меня муж умер, и осталось четверо детей, — кричит женщина. – Что я нарушила? Почему я не могу приехать в Россию работать? Я завтра собиралась ехать оформлять все документы, чего ты ко мне пристал?

Полицейский, в свою очередь, наверное, уже в десятый раз объяснял женщине:

-Проверим документы, если все в порядке – работай себе на здоровье.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Всего в ходе рейда было задержано порядка граждан Узбекистана, Китая и Таджикистана.

Охраняют территорию очень злые дворняги. Фото: пресс-службы ГУ МВД России по Волгоградской области

Как уточнили в пресс-службе региональной полиции, в отношении трудовых мигрантов составлено административных протоколов за нарушение миграционного законодательства Российской Федерации. иностранца вели незаконную трудовую деятельность, граждан Узбекистана нарушили цель въезда на территорию государства.

Установлено, что граждан КНР и шесть граждан Узбекистана незаконно находились на территории Российской Федерации, ведя трудовую деятельность.

Все нарушители привлечены к ответственности. иностранцам предстоит покинуть пределы государства. Сейчас они помещены в специальное учреждение временного содержания иностранных граждан.

Спутниковые тарелки на бараках смотрятся нелепо. Фото: пресс-службы ГУ МВД России по Волгоградской области

В настоящее время проводятся мероприятия по установлению лиц, привлекших иностранных граждан к нелегальной трудовой деятельности. Им грозит административный штраф в размере до 800 тысяч рублей за каждого иностранного рабочего привлеченного к трудовой деятельности с нарушением законодательства.

НЕЛЕГАЛОВ БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО, И ДЕЛО НЕ В НАЦИОНАЛЬНОСТИ

К слову, волгоградские фермеры не видят в засилье трудовых мигрантов ничего страшного, правда, с существенной оговоркой: условия должны быть для всех одинаковыми – как для местных фермеров, так и для приезжих:

Среди задержанных — узбеки и китайцы. Фото: пресс-службы ГУ МВД России по Волгоградской области

-В принципе, если поставить как российских, так и иностранных фермеров в одинаковые условия, то люди от этого только выиграют, — размышляет фермер из Иловлинского района Андрей Прошаков. – Здоровая конкуренция всегда на пользу конечному потребителю. Другое дело, что под предлогом борьбы за импортозамещение мы лишились овощей, а те, что есть – стоят очень дорого. Мы лишились молока. Тоже по этой же причине. Нелегалы сейчас берут тем, что не платят за землю, не платят налоги, все больше и больше захватывая территорий. На той же московской трассе уже появилась на китайском языке, а они потихоньку вкладываются в бизнес – ставят вдоль дороги шиномонтажные мастерские, кафе и прочее.

Закон должен быть один для всех. Тогда это будет хорошо. В противном случае, хорошо станет лишь латифундистам, сидящим на Гавайях, да китайцам.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

На каких помидорных королей работают в Волгоградской области сотни китайцев-нелегалов?

Пока китайцы поливают землю неизвестными удобрениями, волгоградцы жгут их теплицы

Смертельные китайские удобрения провозят в Россию в дамских сумочках

Лидер проекта «Шалтай-Болтай» Владимир Аникеев (Льюис), на днях вышедший на свободу, в ближайшее время планирует написать книгу — как о своих приключениях, так и о делах хакерской группировки. Безусловно, ему есть о чем рассказать, однако особых откровений ждать не стоит. ФСБ уже изъявила намерение провести с Аникеевым профилактическую беседу.

Владимир Аникеев последние месяцы вел борьбу в судах разных инстанций, подавая ходатайства и об освобождении по УДО, и о замене наказания на другое, не связанное с лишением свободы. Слушания затягивались, окончательные решения могли быть вынесены к моменту, когда Льюис уже отсидел бы свой срок. Помощь подоспела в виде недавно принятого закона, прозванного «день за полтора» (сутки, проведенные в СИЗО, засчитываются арестанту как 1,5 суток в колонии). Пересчетом сроков занимаются администрации изоляторов, но у них это тоже занимает долгое время. Ожидалось, что с судьбой Аникеева в СИЗО «Лефортово» определятся где-то в начале осени 2018 года. Однако, по словам источника «Росбалта», знакомого с ситуацией, Льюису сопутствовала удача.

Аналитик правительства решает судьбу лидера хакеров

В последнее время «Лефортово» активно пополняется чиновниками, арестованными в Дагестане, а также фигурантами дел о госизмене. Уже наметилась определенная нехватка мест. Поэтому в случае с Аникеевым, который в СИЗО отбывал назначенный судом срок, решили ускориться, что позволило лидеру хакерской группировки выйти на свободу уже в начале августа. В Москве Льюис задерживаться не стал, а сразу уехал к родителям на Кавказ. Там он в ближайшее время будет приходить в себя. Аникеев был столь быстр, что сотрудники ФСБ не успели сказать ему прощальные слова. Поэтому они пригласили его для профилактической беседы сразу по возвращении в столицу.

Вероятно, побеседовать с ним хотят и в связи с планами Аникеева написать книгу. Во-первых, «дело «Шалтая-Болтая» и связанной с ним биржи «Анонимного интернационала» (на которой продавались переписки чиновников и бизнесменов) продолжает расследоваться. И некоторые сведения не должны быть оглашены. Во-вторых, хакеры, работавшие под управлением Льюиса, «взломали» гораздо больше ящиков VIP-персон, чем известно широкой публике, изучили немало тайн (в том числе и документов с грифом «секретно»). И знакомить всех с этими данными не стоит. В-третьих, Аникеева хотят уберечь от возможного рецидива. Поэтому в книге вряд ли будут сенсации, хотя чтиво явно получится увлекательным. Круг общения Льюиса и связанных с ним людей был очень интересным. А порой хакерская группировка участвовала в серьезных «играх» силовиков и чиновников.

В Москву Аникеев вернется не на пустое место. У него уже есть предложение о работе: защищавшее Льюиса адвокатское бюро «Коблев и партнеры» приготовило ему должность начальника подразделения по кибербезопасности. Таким образом, Льюис может переквалифицироваться из хакера в охотника за ними. Такие преображения уже известны. Так, в разработке Аникеева и операции по его задержанию принимал участие сотрудник ЦИБ ФСБ Дмитрий Докучаев, который до прихода на работу в органы сам был профессиональным хакером. Сейчас Докучаев, правда, ждет суда по обвинению в госизмене.

Архив «Шалтая-Болтая» ФСБ тайно вывезла из Киева

В материалах дела участникам «Шалтая-Болтая» официально инкриминируют взломы электронных почтовых ящиков следующих лиц: телеведущего Дмитрия Киселева, замначальника управления по внутренней политике администрации президента РФ Тимура Прокопенко, пресс-секретаря российского премьер-министра Натальи Тимаковой, секретаря бизнесмена Магомеда Магомедова Елены Морозовой, бывшего топ-менеджера «Сбербанка» Евгения Кислякова, помощника президента Андрея Белоусова. При этом Тимакова и Прокопенко не признаны потерпевшими по делу, поскольку не подали соответствующих заявлений, сообщив, что взлом почтовых аккаунтов не нанес им ущерба.

После того, как Аникеева приговорили к двум годам лишения свободы, его не стали отправлять в колонию. Сделано это было потому, что еще шло следствие над двумя его сообщниками, а Льюис был главным свидетелем по этому делу. Также он мог понадобиться для допросов по другим «хакерским» расследованиям. Более того, ранее Аникеева допрашивали в рамках дела о госизмене заместителя главы Центра информационной безопасности ФСБ Сергея Михайлова, его подчиненного Дмитрия Докучаева, сотрудника «Лаборатории Касперского» Руслана Стоянова и бизнесмена Георгия Фомченкова.

В результате Льюис отбыл срок в СИЗО «Лефортово».

Росбалт

Таинственная «овощная» зараза в Европе всколыхнула Россию. Одни с огурцов и картошки срочно перешли на морковь и репу, другие загневались: чего де мы за границей овощи закупаем, неужто на бескрайних российских просторах такого добра не хватает?

Волгоградская область одна из первых дала ответ: «Накормим овощами всю Россию» (подробности здесь). Вот радость-то: наступает золотой век для волгоградских овощеводов. Звоним в область с поздравлениями и расспросами, а на том конце провода только горькое разочарование.

— За один год не исправишь того, что скатывалось в яму много-много лет. Лучше приезжайте, — пригласил нас Андрей Болотников, овощевод из Городищенского района. — Сами посмотрите.

Трактор из советского кино

На повороте в небольшое фермерское хозяйство в 40 га меня встречает улыбающийся мужчина. То ли желтая футболка способствует, то ли солнце яркое, но совсем не похож Андрей Борисович на забитого жизнью овощевода.

Болотников вместе с женой Ниной был у самых истоков фермерства. В 1992 году взяли пай сначала в Винновке, затем перебрались под Ерзовку в Городищенский район. Бывший чиновник (работал госинспектором) с трудом представлял, во что ввязывался.

— Теперь я уже могу по внешнему виду сказать, чего растению не хватает, какая у него болячка и когда следует обработать удобрением, а тогда шли методом проб и ошибок.

Хозяйство Болотникова: пять вагончиков, веранда, небольшой трактор — такие показывают в советских фильмах про ударников труда или в российских, когда пьяный мужик на нем по селу гоняет.

Андрей Болотников — своему железному коню: — Ну, вот мы и отвоевались…Фото: Андрей МИРЕЙКО

— Взяли его еще в 92-м году, — опережает вопрос Андрей. — До сих пор поменять не можем: новый стоит миллиона полтора. А о французских игрушечных даже не мечтаем. Неподъемные суммы.

— А как же кредиты?

— Какие кредиты? Получить их в сельхозбанке очень сложно. Требуют гарантий, а какие у меня гарантии? Старая техника? Будущий урожай? Под это не дают. А если обычный потребительский, то не устраивает справка о доходах. У нас нет стабильного заработка — лишь сезонный. К тому же на бумагах один процент, а реально — намного выше: насчитывают комиссии за оформление, обслуживание и кучу всего прочего. Может быть, хозяйства покрупнее и пользуются этими льготными кредитами. А остальным невыгодно. Выкручиваемся сами. Занимаем весной у знакомых под 3 — 5 процентов. Осенью отдаем. Тут друг пошутил, мол, ты Андрей, как парашютист, прыгающий с 9 этажа и открывающий парашют перед самой землей.

А занимать приходится много. Болотников по полочкам раскладывает свою калькуляцию.

— Первые траты — семена. Из 40 гектаров обрабатываем 20. Остальные под пары ставим. Да и много сажать не рискуем. Засеять эту площадь уходит 220 тысяч рублей. Берем голландские гибриды, дорогие.

— А как же наши? Они же дешевле.

— Волгоградские семенные хозяйства давно позакрывались, осталась мелочевка. В прошлом году друг-фермер решил сэкономить, купил на Козловской местные семена. Брал один сорт, взошло 5 — 6 разных видов. Урожая не было. В итоге остался в долгах на зиму.

Вторая статья расходов — солярка. На участок Болотниковых уходит примерно 2 тонны. По 25 рублей литр — 50 тысяч.

— Плюс в этом году своему трактору капремонт сделал — вот тебе 50 тысяч. На удобрения — 50, на ядохимикаты против вредителей и прочей гадости — 45. Иногда и больше. Электроэнергия в этом году поднялась с 3,5 рубля за киловатт до 5 рублей, вода, рабочая сила, — продолжает считать Болотников. — Вот тебе и 750 тысяч. А если год хороший, заработаем около миллиона. Получается — минус расходы — на двоих 250 тысяч в год. Разве это деньги?

Да, 10 тысяч в месяц на человека — совсем не густо…

Трезвый русский лучше любого таджика

— Сельское хозяйство — дело рисковое. В прошлом году из 6 га помидоров дали урожай только полтора гектара — остальное сгубила жара. В этом появился жук, который может повредить рассаду, — и Андрей Борисович на ходу ловит жужжащего вредителя. Тот пытается сопротивляться, но бесполезно. От изучения маленького врага отвлекают рабочие.

— Нам еще два мешка надо, — человек с тяпкой разгибается. Вместо привычного на полях таджикского лица — русское.

— Привезу, Сергей. Я от иностранцев отказался, — уже ко мне обращается овощевод. — Точнее, мне отказали. Четыре года назад привез по квоте людей. Они пришли готовить поля к посеву на два дня раньше указанного в бумагах срока. В итоге назначили штраф сорок тысяч. На следующий год квоту не дали. Так что нанимаю русских.

— А они не пьют?

— У меня работают постоянно две семьи. Я их на свалке нашел — обычные бомжи. Поговорил с ними, разъяснил, что к чему. Живут все лето тут же в вагончиках: я их кормлю, одеваю. Плачу в конце сезона из расчета 250 — 300 рублей за день.

И труженики дружно кивают мотыгами: тюк-тюк-тюк. Не стук, а песня для фермера.

Правда, это скорее исключение, а не правило. Овощеводы предпочитают нанимать рабочих из ближнего зарубежья.

— Я пробовал брать русских — бесполезно и бессмысленно, — делится своим опытом Андрей Костецкий, 29-летний овощевод. — Отправляю их на поле, вечером рассчитываюсь. На следующее утро их уже нет. Уходят в запой на несколько дней. Поэтому и приходится заполнять кучу бумаг и заказывать мигрантов. Но в этом году еще сложней. УФМС назначило квоту — 1 человек на гектар. А мне только на прополку надо в несколько раз больше.

— Сельское хозяйство — дело рисковое. В прошлом году из 6 га помидоров дали урожай только полтора гектара — остальное сгубила жара.Фото: Андрей МИРЕЙКО

Сегодня по два рубля, а завтра по 30 копеек

Но самая большая головная боль — как реализовать урожай. Вот мы и подобрались к настоящей «овощной» проблеме. Есть в России огурцы и редиска. Полно. Только вот продать их непросто. Если крупные хозяйства работают напрямую с консервными заводами и оптовиками из Москвы, то представители малого бизнеса отдают урожай перекупщикам. Самим заниматься еще одним бизнесом просто некогда. А с посредниками — невыгодно.

— Три года назад раннюю капусту отдавали по полтора рубля за килограмм — ниже себестоимости. А позднюю оставили на полях — использовали ее как силос. Так же было и с помидорами. Начиная сеять, никогда не знаешь, по какой цене будем сдавать, — объясняет Болотников.

Половина его урожая идет в другие области — приезжают оптовики на фурах. Половину же овощеводы сдают на оптовую базу «Жигули».

— В этом году капуста идет по 7 — 8 рублей за килограмм. Чем дальше от города хозяйство, тем дешевле берут — знают, что фермеру деваться некуда, — дает расклад на этот год Андрей. — На самой базе ее продают уже по 10 рубликов, а пока довезут до розничного рынка в этом же районе, цена увеличивается в два раза, если не больше. А иногда, чтобы сбить цену, сговариваются: завозят товар из Азербайджана, а у крестьян берут по цене в два раза меньше.

Раньше у овощеводов был рынок «Ротор» — туда волгоградские фермеры приезжали на машинах и продавали свой товар. Траты — только на бензин. Сейчас такого места в городе нет.

— Мы пытались заехать на рынки города — от ворот поворот. Русских очень мало торгует. Да и за место платить дорого — полторы тысячи в месяц плюс сто — двести рублей каждый день. У нас за последние годы многие друзья сократили наделы. Слишком большой риск. Тем более китайцы не дают работать.

Овощеводство по-китайски

После того как китайцев вытеснили с вещевых рынков в Москве, они занялись овощеводством. Схема простая. Приезжают в регион, просят какого-нибудь дедулю взять в аренду участок, платят ему. Ставят теплицы, сажают помидоры. Семена везут из Китая, оттуда же удобрения. Какие именно — неизвестно. Но от них все растет как на дрожжах, и урожай раза в два-три больше обычного. Только что содержит такая помидорка или лучок? Никто не знает. Официально китайцев не существует (легальных хозяйств на всю Волгоградскую область наберется не больше пяти), так что проверки им не страшны. Всегда есть возможность договориться. И незнание языка не помеха. А земля, обработанная китайцами, сгорает за два года — после суперурожаев на ней еще лет пять ничего не растет. Китайцы же находят нового дедулю и принимаются за новый участок.

На помидорку, выращенную на селитре и пестицидах, тоже найдется свой покупатель.Фото: Андрей МИРЕЙКО

— Если все останется как есть, все овощи будут выращивать нам китайцы. Обратно будете ехать, загляните к ним, — советуют нам Андрей с Ниной.

Так мы и сделали. Свернули к белеющим, как парус, теплицам. Из-под кусков порванной пленки виднеются крупные томаты — едва розовые. Сезон только начинается.

— Сего надо? — встречает нас китаец на пятачке перед теплицами.

Вокруг, кроме рыжей собаки, ни души. Все, как по команде, попрятались в грязные вагончики.

— Томат нужен. 2 — 3 тонны, — выдаю я себя за покупательницу.

— Рано есе, — но глазки у продавца уже загорелись.

— А если подумать, издалека едем, очень надо.

— Дисят!

— Сколько?

— Дисят!

— Десять?

— Семидисят, — испуганно машет руками китаец.

— Дорого, цену сбавляй, оптом будем брать.

— Шесисят пять.

— А сертификат на товар есть?

— Засем?

— Часто будем брать.

— Засем сертификат, шесисят бери.

От столь соблазнительно предложения — 60 рублей за килограмм — мы отказались. Цена непомерно высока даже для китайцев. Но сейчас в Волгоградской области пока не сезон. Почти все, что есть в магазинах и на рынках — турецкого происхождения. Но в уже в июле стоимость пойдет вниз. И на помидорку, выращенную на селитре и пестицидах, найдется свой покупатель. Ведь по виду она ничем не отличается от экологически чистого продукта. Так что товар пойдет на ура. Только это «ура» больше похоже на похоронный марш по местному овощеводству.

— А вы можете написать, что мы участок продаем? — попросил меня в конце нашей встречи Андрей Болотников. — Надоел этот экстрим. Землю я люблю. Но просто устал. Невозможно работать, когда не знаешь, что будет завтра.

Можем, Андрей Борисович. К сожалению, вы не первый. Когда обзванивала овощеводов, чтобы узнать про житье-бытье, многие извинялись.

— Мы уже этим не занимаемся. Хочется видеть результаты своих трудов, а не смотреть, как на полях гниют тонны лука, помидоров и огурцов.

Кстати

Какой смысл в льготах?

Для фермеров действительно существуют специальные программы поддержки. Только воспользоваться ими могут немногие. Чтобы собрать и оформить все документы, нужны юристы, бухгалтера, которых у небольших хозяйств просто нет. Самостоятельно же ездить в разные инстанции — слишком дорого.

— Я оформлял льготу. Дали мне в итоге 8 тысяч, на бензин же я потратил порядка десяти, пока ездил туда-сюда заполнять документы, — говорит Геннадий Шевяхов, фермер с 20-летним стажем. — И какой смысл в этой льготе? Объясните…

Там, где выращивают овощи китайцы, земля сгорает за два года.Андрей МИРЕЙКО

Китайские агротехнологии вызывают беспокойство у местных жителей и экологов

28.10.2017 в 13:04, просмотров: 3169

Китайские агротехнологии вызывают беспокойство у местных жителей и экологов, которые с возмущение наблюдают, как тонны химикатов растворяются на овощных плантациях овощеводов из Поднебесной. Помидоры и огурцы китайских гастарбайтеров  растут прямо на глазах, но сами они не едят своих овощей, а покупают их на здешних рынках. «МК в Волгограде» разбирался в ситуации.

китайцы выращивают помидоры в волгоградской области

Прошлое или настоящее?

Поле, укрытое целлофанами с московской трассы, напоминает небольшое озеро. Растет и разливается этот «водоем» в Городищенском районе, возле реки Сакарки, не по дням, а по часам. Как утверждают местные жители, проезжающие на «китайские» поля фуры с химикатами они замечают даже из своих сел.  Селяне предполагают, что фермерские традиции китайских рабочих заканчиваются сбросом ядов в региональные реки неподалеку.

«Целлофановое» озеро 

Ровные, чистые помидоры растут прямо на выжженной земле. Здесь, под китайским полем, похоронена Царицынская сторожевая линия 18-го века. Теперь на оборонительном сооружении созревают овощи фермеров из Поднебесной.

китайцы выращивают помидоры в волгоградской области

Помидоры растут на выжженной земле, в мусоре

– Исторический памятник, принадлежащий Волгоградской области, без борьбы был сдан китайским помидорам, – рассказал фермер Андрей Прошаков. – Наши обращения и звонки в соответствующее ведомство будто проходят мимо специалистов. 

Однако на оборонительной линии Царицына китайские фермеры уже выстроили себе собственный город. В оборудованных всем необходимым теплицах рабочие проживают круглый год. Там у них есть тепло и вода, идущая прямо из местной речки Тишанки. Водозабор подведен к каждому фермерскому домику, однако канализации и какого-либо водоотвода здесь не предусмотрено. А внутри небольших теплиц, на полу, рабочие хранят собранную на полях продукцию.

китайцы выращивают помидоры в волгоградской области

Тепличные проспекты китайского города

Слова фермеров и независимая экспертиза

Местные фермеры уверены, что вода, зараженная, по их словам химикатами, попадает и на их поля.

– А может быть, химикаты идут и в питьевую воду, – утверждает фермер Александр Богатырев. – Ведь неподалеку от «китайских» полей есть наш питьевой источник. 

китайцы выращивают помидоры в волгоградской области

Мусор от сгоревших фермерских хозяйств 

Местные фермеры сами отправляют воду на экспертизу, так как об их безопасности позаботиться никто не может. Так, в лабораторию вода из здешних рек попадала уже несколько раз. В озерах в Городищенском районе погибает рыба и синеют раки. Однако после первой же проверки специалисты уверили жителей, что вода в их источниках не загрязнена.

Шокирующие изменения местной флоры обнаружились при повторных экспертизах. Проверка показала, что местная почва действительно заражена «неизвестными биологически активными веществами, которые стимулируют рост и развитие биологических объектов». Теперь специалисты даже не могут предугадать, какое воздействие эти вещества будут оказывать на самих жителей.

Кроме того, изменениям подверглась и водяная блоха – дафния – жительница местных рек.

– Половозрелость суточных дафний наступила на третьи сутки при норме 12–14 суток, созревание яиц в кладке произошло на вторые сутки при норме в пять, – рассказали в лаборатории. – Мы не знаем, какое именно «удобрение» могло вызвать такую реакцию организмов.

Так, и на полях китайских гастарбайтеров помидоры и огурцы растут прямо на глазах. Местные фермеры рассказали, что при этом китайцы не едят своих овощей, а покупают их на здешних рынках.

Может, хотя бы аренда по закону?

Начальник отдела по сельскому хозяйству и продовольствию Александр Ерохин рассказал, что недавно еще один китайский городок вырос рядом с селом Песчанка, в Иловлинском районе. Арендатор платил налоги, когда начинал обустраиваться, но, наладив производство, закончил выплаты. 

– В этом году здесь фермеры работают нелегально, – отмечает Ерохин. – При этом рабочие спокойно продолжают отгружать свою продукцию. Но никаких документов, дающих им такое право, у них нет.

Александр Ерохин рассказал, что у арендатора волгоградских полей во владении уже около ста гектаров земли, доход с которых приносит в карман владельца более миллиона рублей. Однако дом самого землевладельца говорит об обратном.  Арендатор имеет небольшую квартирку в старом  аварийном доме, к тому же работает с детьми в одном из местных клубов. Там землевладелец преподает ребятам боевые искусства.

китайцы выращивают помидоры в волгоградской области

Дом «богатого» землевладельца

Независимый эксперт, пожелавший остаться неизвестным, объяснил ситуацию тем, что часто землю или нелегальный бизнес предприниматели оформляют на знакомых или друзей.

– Это «тройная» страховка: арендатор может меняться, а хозяином бизнеса остается иностранный гражданин. Сам доверчивый знакомый может и не подозревать о своем богатстве. А документы у нас в России никто не читает, ставя свою подпись.

Местные жители рассказывают, что отправили в различные ведомства с просьбами проверить китайские поля уже более 50 писем. Однако службы на вопросы «Волгоградской правды. ру» о проблеме местных фермеров отвечать отказались.

– Мы сделали анализы проб земли в ходе рейда с ГУ МВД, поэтому не можем разглашать информацию о результатах, – пояснили в региональном Россельхознадзоре. – Напишите официальный запрос.

Тот же ответ прозвучал и от межрайонной природоохранной прокуратуры. Прокуроры ведомства пояснили, что подобных запросов им вообще не поступало.

Теперь за расследование взялись и региональные СМИ. Вместе с местными жителями они ищут правду о разросшихся в волгоградской области китайских полях. 

Фото ИД «Волгоградская правда»

Сижу дома, смотрю телевизор. По национальности он японец, но произведен в Китае. В ванной машинка-автомат китайской сборки стирает белье. Дринькнул телефон, он тоже сделан в Поднебесной. Да чего уж там греха таить, куда ни глянешь, везде видна рука Востока. Даже майку и тапочки на мне смастерили проворные китайские ручки. Ну хоть помидор-то родной, местный. Разрезаю, а он какой-то не такой – жилистый, белесый. Откусываю – не то, неужели и он «мэйд ин Чина»? Судя по этикетке – нет, а фактически – да.

Волгоградская область всегда была «житницей помидоров». Просто климат у нас подходящий. В открытом грунте помидоры вызревают сочные, сладкие. Везли их во все концы страны. Сейчас южные помидоры и огурцы тоже отправляются на рынки и супермаркеты от Москвы до Урала, только выращивают их в теплицах, и не потомственные овощеводы, а китайцы-нелегалы.

В конце мая возле города Николаевска в одном из хозяйств повязали 76 таких незаконных мигрантов.

– Почти все они оказались в стране по туристической визе, – отчитывается руководство УФМС о проделанной работе. – Питерская фирма выписала им приглашение. Уже в ноябре они были в Николаевске – их наняла совсем другая компания работать в парниках. В мае мы совместно с другими ведомствами провели крупную спецоперацию по задержанию нелегалов. Сейчас они находятся в шести центрах временного содержания.

Полгода китайцы нашу землю пахали и никто ничего не замечал?

Оказывается, знали, замечали. Как только стали строить парники и высадился иностранный десант, местные тут же сообщили в администрацию.

– Вот, смотрите, – заместитель главы района Анжелика Гребенникова выкладывает передо мной кипу бумаг: письма в Росприроднадзор, УФМС, Россельхознадзор, трудинспекцию, Ропотребндазор, – Мы самостоятельно ни оштрафовать, ни тем более закрывать фермерское хозяйство не можем, тут же привлекут за ущемление прав бизнеса. Вот и пишем в надзорные органы. А они как только приедут с проверкой, китайцев и след простыл. Всегда знали, когда будет комиссия. Кто-то их предупреждал.

За одного узбека трех русских дают, а за одного китайца – пять узбеков

Сколько точно китайцев работало в этом хозяйстве, никто не скажет. Еще в феврале все-таки депортировали четверых. Сейчас высылки ждут 76. Мы подъезжаем к теплицам, и я замечаю, как из крайнего барака выбегают трое – и давай деру! Значит, не всех повязали!

– Смотрите, смотрите! – но куда там, они уже в теплицах затерялись.

Наверное, так же и чиновники из надзорных органов – видели китайцев оком, да догнать не смогли.

Сейчас здесь только русские мужики тягают ящики с аккуратными огурчиками – всю эту продукцию уже завтра повезут фурами в Москву, Пермь, Новосибирск и десятки городов по всей России. Счастливым образом нелегалов задержали, когда они успели вырастить и собрать урожай. А погрузить и наши смогут. Здесь говорят: за одного узбека трех русских дают, а за одного китайца – пять узбеков. И хоть платят им больше (русским и узбекам – 500 рублей за сутки, китайцам – 800 – 900), учитывая производительность, дешевле рабочей силы нет: только китайцы готовы пахать 20 часов без перерыва и жить в таких условиях, от которых хочется бежать подальше. Воняет! В бараках спальные ячейки, как соты, белье грязным ворохом свалено в кучу.

– Пойдемте скорее на воздух, – прошу своего провожатого – начальника отдела сельского хозяйства Николаевского района Василия Битюкова.

– Пойдем, я тебе другие интересные вещи покажу, – соглашается Василий Александрович. – Вот насос качает воду из Волги. Резервуары находятся в 100 метрах. Нашему фермеру пришлось бы заплатить миллион за проект. А тут ничего. К электричеству самовольно подключились – ничего, воду качают из Волги – ничего.

Нелегалы не только воруют энергию и воду, из казны уводят огромные суммы – налоги-то не платят.

Нам все-таки удалось найти владельца земли Заира Зайнулабидова. Он сразу переходит в нападение:

– У тебя какие претензии ко мне. Я гражданин России, это моя земля, а не твоя, что хочу, то и делаю. Я заключил договор с фирмой «Лина-Волга» – ребята русские. А потом приехали эти…   

Сам обрабатывать большой участок он не в состоянии, вот и сдал в аренду. Так делают многие фермеры. Достаток такой же, а хлопот никаких. А затем начинается головоломка похлеще китайского иероглифа. Арендатор сдает участок в субаренду, а субарендатор еще в субаренду. И все договоры фиктивные, нигде не зарегистрированные. Конца и края не найти. Китайцы – это всего лишь суперрабочая сила, которая приносит кому-то огромные прибыли.

Красное золото

Не видно конца и края и теплицам. Со стороны дороги кажется, что это озеро блестит на солнце. На участке 176 парников. А сколько такого добра по всей России?!

Фермер из Иловлинского района Андрей Плешаков похвастался, что совместными усилиями смогли избавиться от одной такой плантации.

– Когда увидели, что у нас строят китайцы теплицы, сразу же забили тревогу. Это был самозахват земли. Мы подключили всех: районные власти, наших депутатов, УФМС, прокуратуру, полицию и даже представителя ФСБ. Но всему этому лобби потребовалось семь месяцев, чтобы выгнать их с нашей земли. За это время китайцы успели собрать урожай и заработать хорошие деньги.

В общем, победа сомнительная. Схема такая же, как и в Николаевском – нелегалы приезжают, строят парники, сажают и собирают урожай, все это время местные власти бодаются с надзорными органами, а когда товар уходит на прилавки, мигрантов выдворяют. Если китайцам дают работать – значит, это кому-нибудь нужно?

Чтобы показать всю выгоду помидорного бизнеса, Плешаков везет меня в тепличное хозяйство на реке Сахарка (все китайцы селятся только у рек, чтобы качать воду). Представляемся покупателями. Здесь заправляет китаец Женя. Сам он живет и работает законно. Землю, разумеется, арендует. Кто работает в теплицах – покрыто плотным полиэтиленом. Есть там и русские, и узбеки, и, конечно, китайцы.

– Почем овощи продаешь?

– Помидор полтора неделя еще, огурцы двасать семь. Оптом – двасать пять. Осень хороший овощ.

– А хранится сколько?

– Ой, долго храница! – жмурится Женя.

Находим русскую работницу.

—  Мы посадили рассаду томатов 14 мая, – охотно рассказывает Люда. – Через три недели можно собирать. С куста за сезон около 20 килограммов. Поливаем их постоянно удобрениями. Что там, не знаю, хозяин дает. Разводим какие-то порошки. Огурцы уже давно поспели. Но вкуса у них совсем нет.

– 20 килограммов с куста. С теплицы в среднем за сезон 750 тысяч, – считает Андрей Плешаков. – Здесь около 200 теплиц. То есть заработок с участка – 150 миллионов рублей. За эти деньги мы получаем отраву на собственный стол. Наши же фермеры, работая по технологиям, получают урожай меньше. Кроме того, платят налоги, за электричество, за воду. В итоге бизнес становится невыгодным.

Не выдерживают даже крупные предприятия.

– Китайцы со своими супердешевыми овощами демпингуют цены. Они завалили рынки города и магазины своей продукцией. Но большой вопрос к ее качеству, – возмущается  Татьяна Марчукова, директор фирмы «Овощевод». – Как можно вырастить урожай огурца за 10 – 12 дней без химических добавок? А если эти добавки разрешены и безвредны, что же все остальные их не используют? Лучше бы Онищенко не «Боржоми» запрещал, а сюда приехал и проверил местную продукцию.

Не ешь огурец, козленочком станешь?

Разговоров о том, что китайские овощи напичканы нитратами, пестицидами и прочей гадостью, – очень много. И, глядя на раскисший и безвкусный помидор, вполне соглашаешься. Вот только проверить это весьма затруднительно. Специалисты Роспотребнадзора смотрят товар только в магазинах – раз в три года в рамках плановых проверок. А на рынки заглядывают по жалобам. Даже нам дали от ворот поворот.

– Лаборатория выявляет вещества и элементы, которые запрещены на территории России, – поясняет Валентина Кирьякулова, начальник отдела питания Управления Роспотребнадзора по Волгоградской области. – Но китайские овощеводы используют другие пестициды, неизвестные в нашей стране. И наш анализ их просто не выявит.

А может, они совсем не вредные, а наоборот? Не пойман – не вор, не депортирован – не китаец?

– Смотри, вот здесь года три назад тоже были китайские теплицы, – Плешаков показывает на огромную унылую местность, где едва-едва пробивается травка.

Землю после «китайского овощеводства» буквально выжгло. Весь участок пестрит проплешинами. Да и во всем этом «китайском деле» слишком много белых пятен. Нелегальный бизнес крутится под самым носом у власти, и никто ничего с этим сделать не может.

– Знаешь, мы уже согласны, пусть работают, – бессильно вздыхает Плешаков. – Но пусть хотя бы платят налоги в местные бюджеты, Пусть восстанавливают землю, которую убили, – и грустно добавляет: – Язык что ли их выучить.

Пора начинать уже сейчас, в китайском почти 50 тысяч иероглифов.

Комментарий чиновника

Леонид Сюльев, заместитель руководителя министерства сельского хозяйства Волгоградской области:

– Эта проблема существует не первый год. Выявить китайцев-нелегалов очень сложно. Они организуют устойчивые группы. Их очень трудно контролировать. И справиться с ними нам сложно. Ведь фермерам, которые отдают китайцам землю в аренду, власти могут лишь рекомендовать не работать с жителями КНДР. Но хозяевам проще получить деньги просто так, чем на ту же сумму что-то выращивать. И даже то, что после китайцев земля становится мертвой и на ней ничего не растет, их не смущает.

Мнение биолога

Алла Околелова, доктор биологических наук, профессор кафедры промышленной экологии и безопасности жизнедеятельности Волгоградского технического университета:

– Чтобы сказать, что овощи отравлены и опасны для здоровья, надо четко знать, какими пестицидами их обрабатывали. Например, одни из самых опасных – хлорорганические. Они имеют свойство накапливаться в почве. Чтобы восстановиться после них, земле требуется больше ста лет. Кроме того, если земля обрабатывается пестицидами, то 10 процентов этого яда попадет в водоем с грунтовыми водами. А если мы едим овощи, которые обрабатывались этими ядами, то все вредные вещества накапливаются уже внутри нас. Это ведет к множеству заболеваний. В первую очередь страдают почки, печень. В нашей стране эта категория пестицидов запрещена, как и по всей Европе. Какие удобрения и пестициды используются в том же Китае, нам неизвестно.

Цитата в тему

«Только за мостом – вот чудеса-то! – будто Китай. И Китай этот не земля, не город, а будто дом такой хороший, и написано на нем: «Китай». Только из этого Китая выходят не китайцы и не китайки, а выходит Миша и говорит: «Маменька, подите сюда, в Китай!» Вот будто я сбираюсь к нему идти, а народ сзади меня кричит: «Не ходи к нему, он обманывает: Китай не там, Китай на нашей стороне». Я обернулась назад, вижу, что Китай на нашей стороне, точно такой же, да еще не один. А Миша будто такой веселый, пляшет и поет: «Я поеду во Китай-город гулять!»

А. Н. Островский. «Женитьба Бальзаминова».

Пока китайцы поливают землю неизвестными удобрениями, местные жители жгут их теплицы

«Комсомолка» продолжает выяснять, чем опасно для нас засилье овощеводов из Поднебесной.

Мы уже писали о ситуации на овощных плантациях страны, а конкретно в Волгоградской области (см. «КП» от 14 июня и сайт kp.ru). Рабочие из КНР (по большей части – нелегалы) выращивают тонны красивых на вид огурцов и помидоров, но весьма сомнительного качества. И чувствуют себя на нашей территории вполне вольготно. 

После публикации в «Комсомолке» те, кто изначально должен был контролировать ситуацию, наконец-то спохватились. УФМС и полиция наведались на китайские тепличные угодья, где до этого побывали журналисты «КП». И (какая неожиданность!) обнаружили там незаконных мигрантов из Китая. Но вот хозяина так и не нашли. Он прячется за многочисленными субарендами. Дело в очередной раз, похоже, заглохнет за неимением обвиняемого и ответчика. Пока что должностями поплатились только участковые, которые вовремя не выставили непрошенных гостей восвояси (см. «КП» от 30 августа).

Но плюсы у рейда все-таки есть. Ревизоры увезли с полей рабочих-нелегалов, образцы почвы, мешки с неизвестными удобрениями – для анализа. Правда, с овощами вышла заминочка.  Китайцы есть, а помидоров и огурцов – уже нет. Расчетливые овощеводы не выращивают их в сезон (июль, август) – цена слишком низкая. Поэтому собирают свой куш раньше.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ПРЕПАРАТ НЕ СЧИТАЕТСЯ ВРЕДНЫМ

Результаты исследований почвы, взятой с китайских теплиц, Россельхознадзор  пока не озвучивает. Это вправе сделать только «заказчик» – местная полиция, но и она молчит. Не дожидаясь официальных результатов, «Комсомолка» решила проверить землю, обработанную гостями (как бы уже не хозяевами) из Поднебесной. Может, зря мы нападаем на китайских овощеводов?

– Мне дома цветочки посадить, – пытаюсь объяснить на пальцах сторожу-китайцу, аккуратно выкапывая очередной образец из третьей по счету теплицы. Безобидный дяденька лишь что-то лепечет по-китайски. Он работает легально, но от этого не спокойнее.

Сделать экспресс-анализ согласились общественники  в «Центре экологического контроля».

– У нас есть своя лаборатория, – поясняет уже при встрече главный эколог организации Наталья Воронович. – Но найти что-то страшное не надейтесь. Вы думаете, раз после них выжженные полосы земли, у них она напичкана пестицидами и тяжелыми металлами? Как раз нет.

Но землю нашу все-таки забрали. И пообещали через две недели дать отчет.

Кстати, их организация по заказу ОБЭП в прошлом году делала анализ «китайской» почвы и воды примерно в том же районе. У местного фермера в пруду, куда он запустил карпов, сазанов, амуров, передохла вся рыба, а раки посинели.  Мужчина грешил на китайцев, которые разводили свои удобрения прямо в водоеме.  Но никаких известных запрещенных веществ не нашли. Хотя что-то вызвало буйный рост водорослей в пруду, отчего и задохнулась вся живность.

– Мы по жалобе уже выезжали в одно из таких хозяйств. Из шести проб превышение нормы по пестицидам только в двух и то минимальное, – пояснил «КП» и. о. природоохранного прокурора в Волгоградской области Максим Макашов. –  Владельцы заплатили штраф. Допускаю, что там могут быть опасные для почвы и здоровья человека препараты. Но если они не учтены и в документах нормы по ним не прописаны – прокуратура бессильна.

ПРИЧИНА БЫСТРОГО РОСТА – ГМО?

Если честно, мы надеялись, что экологи все-таки найдут в привезенной нами почве россыпь пестицидов и тяжелых металлов. Чтобы мы могли прийти к самому главному начальнику, положить на стол бумажку и потребовать: «Выгоните!».

Но заключение экологов однозначно. «Токсичность за установленный период  (4 суток) отсутствует». Правда, от этого не легче. Читаем заключение дальше: «образцы почв содержат неизвестные биологически активные вещества», «активно стимулируют рост и развитие биологических объектов», «воздействие на организм человека может быть непредсказуемо», «истощает верхний плодородный слой», «генно-модифицированные».

– Мы не знаем «удобрения», которое могло бы вызывать такую реакцию той же дафнии – водяной блохи (на ней в лабораториях проверяют воздействие разных препаратов. – Ред.). Половозрелость суточных дафний наступила  на третьи  сутки при норме 12 – 14 суток, созревание яиц в кладке произошло на  вторые  сутки при норме в пять.

Ничего удивительного, что в такой почве помидоры и огурцы вырастали в несколько раз быстрее.

– Я впервые слышу про такое удобрение, – говорит главный агроном фирмы «Овощевод» Елена Фалина. –  Хотя мы постоянно следим за тем, что появляется на рынке. Есть препараты, которые могут стимулировать появление завязей – на несколько дней. Но чтобы так быстро расти, нужно вбирать в себя из почвы намного больше, чем способно обычное растение. Почва обедняется, становится пустой. Я на 99 процентов уверена: тут точно не обошлось без ГМО. Мы все свои удобрения согласуем с Россельхозцентром. У них есть список всех разрешенных пестицидов, регуляторов роста – каждый препарат перед рекомендацией проходит множество испытаний.

Но даже там не смогли припомнить подобного стимулятора.

– Раньше мы имели право прийти в любое фермерское хозяйство и проверить, что же хозяин там использует,  – пояснили «КП» в волгоградском Россельхозцентре. – Но шесть лет назад эту функцию у нас забрали и передали Россельхознадзору. К нам приходят скорее за рекомендациями. Но ни с китайскими удобрениями, ни с самими китайцами мы дело ни разу не имели.

Получается, что приезжие фермеры кормят нас выращенными на опасных биологических добавках генно-модифицированными овощами, а мы и в ус не дуем. Точнее дуем, но как-то слабо и неумело.

ОГНЕМ И ПЛАМЕНЕМ

Кроме той плантации, которую накрыли после нашей публикации, десятки других по области работают в полную силу (новый сбор урожая в сентябре). Ближайшим селам это соседство не нравится – вонь стоит такая, что в огород не выйдешь, и пыль столбом.

– Мы писали и в областную администрацию, и президенту. Просили приехать, разобраться с китайцами возле нашего хутора, – сетует чиновник сельской администрации хутора Авилова Иловлинского района. – Но пока ответа нет.

А когда мужик видит безнаказанность и попустительство чиновников – берется за вилы. В данном случае – за спички. 24 августа местные жители подожгли колеса и пустили их на китайские теплицы. Огонь спалил траву и повредил пленку. Обиженные китайцы пожаловались в полицию: «Местные нас выживают». Участковый обошел дворы, опросил, но поджигателей никто не сдал. А за глаза пообещали террор продолжить.

—  Я боюсь, что народ начнет устраивать погромы. Люди же видят десятки «Газелей», которые привозят мешки с непонятными удобрениям. Видят, как травят их землю, а чем, не понимают, – сетует авиловский чиновник.

КОНКРЕТНО

Выдержки из заключения лаборатории «Центра экологического контроля»

1. Все представленные образцы почв содержат неизвестные биологически активные вещества, которые активно стимулируют рост и развитие биологических объектов, в том числе используемой лабораторной культуры Dahpnia magna. Предположительно, в данном случае могут использоваться ускорители роста и созревания – белково-витаминные препараты различного производства и происхождения, применяемые на данном участке в качестве удобрения.

Воздействие их на организм человека может быть непредсказуемо (например, аллергические реакции, воздействие на растущий детский организм, кишечные расстройства и т. д.). Быстрый рост на почве истощает верхний плодородный слой за сезон и требует  длительного последующего восстановления.

2. Для оценки опасности применяемых стимуляторов роста необходимо запросить паспорт на реагенты, имеющиеся сертификаты безопасности  и сведения о проведении хронических токсикологических исследований конкретно используемых веществ на данном участке конкретными производителями, в том числе наличие веществ, относящихся к генетически-модифицированным (ГМО).

3. В случае отсутствия  подтвержденных сертификатов безопасности производство пищевых продуктов данным способом является небезопасным  для здоровья человека и окружающей среды.

КОММЕНТАРИЙ ВРАЧА

Ирина БОГАЧЕВА, заместитель главного врача Волгоградского областного онкодиспансера:

– Считается, что одной из причин онкозаболеваний является и употребление генно-модифицированных продуктов. Хотя природа генеза онкозаболеваний окончательно до сих пор не определена. На нее влияет множество факторов – от мутации генов, курения до канцерогенных веществ, которые содержатся в пище. А вот в какой степени – нужны длительные исследования.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Наталья ЛАТЫШЕВСКАЯ, эколог, депутат Волгоградской областной Думы:

– Если препарат неизвестен и нет исследований о безопасности последствий его применения, его нужно запретить. Это золотое правило еще с советских времен. И в данной ситуации, когда с каждым годом на прилавках все больше продукции, выращенной неизвестным способом, нужны масштабные работы по ее изучению. Причем на уровне государственном. Предполагаю, что все это может серьезно влиять не только на здоровье человека в данный момент, но и оказывать воздействие и на дальнейшие поколения, то есть влиять на генный уровень человека.

Продолжаем тему

Почему подсел томат на смертельный химикат?

«Комсомолка» разбиралась, каким образом попадают на наши поля химикаты из Поднебесной.

Невероятную версию выдал  мне волгоградский фермер Алексей Куприянов. Нехорошие удобрения провозят в… карманах и дамских сумочках.

– На московских рынках продают за бешеные деньги китайские удобрения. Необходимо его всего ничего. На огромную территорию хватает и килограмма. И везут его к нам в карманах и женских сумках. А после него растет все с невероятной скоростью, дает высокую урожайность.

– Вы этот чудо-химикат сами видели?

– Нет, сам пока не встречал. Да и рисковать не хочется – землю свою жалко.

Разговор этот зашел после публикаций в «Комсомолке» о китайских овощных плантациях, которые оккупировали территорию в радиусе 200 километров от Волгограда.

Тысячи гектаров, на которых трудятся китайцы-нелегалы, при этом не платят никаких налогов, воруют нашу воду и электричество, и зарабатывают своим хозяевам миллиарды рублей. Бороться с ними бесполезно, а значит кому-то невыгодно. О рейдах УФМС и полиции они знают заранее. Для острастки, конечно, ловят десяток гастарбайтеров, а двух-трех (о, ужас!) даже высылают восвояси. Но сотни остаются, и год от года осваивают новые наделы. Помидоры и огурцы на «китайских» землях дают по три урожая за сезон, а сама почва под экспресс-овощами превращается в бесплодную пустыню.

Мы отнесли пядь этой земли из теплицы в лабораторию и в предыдущих публикациях познакомили читателей с выводами экспертов.

– Все представленные образцы почв содержат неизвестные биологически активные вещества, которые активно стимулируют рост и развитие биологических объектов,  – дали заключение в «Центре экологического контроля» Волгограда. –  Воздействие их на организм человека может быть непредсказуемо (например, аллергические реакции, воздействие на растущий детский организм, кишечные расстройства и т. д.). Быстрый рост на почве истощает верхний плодородный слой за сезон и требует  длительного последующего восстановления.

Определить состав веществ в лаборатории не смогли, потому что такие удобрения в России не производят. Каким же образом это неизвестное российской науке химическое оружие попадает на просторы нашей Родины?

У далеких берегов Амура

Чтоб проследить этот путь, придется бежать до китайской границы. 6 тысяч километров отделяют ее от Волгограда.

У китайских фермеров на наших полях сезон начинается в мае и заканчивается в ноябре. Удобрений требуется не одна тонна. Можно провезти их легально? Ответ сразу отрицательный.

Как действует легальная схема? По правилам сначала товар досматривают китайские пограничники, затем российские. Смотрят, есть ли оружие, наркотики, проверяют уровень радиации. Затем груз проходит растаможивание.

– Таможня смотрит документы на груз, проверяет сам товар. В зависимости от кода международной классификации товаров груз либо сразу после досмотра пропускают (например, грузовик с тапочками), либо задерживают и отправляют образцы на экспертизу в Роспотребнадзор (например, фуру с китайской лапшой). Санитарные врачи смотрят, соответствует ли товар указанному в документе и разрешен ли для использования на территории РФ и Таможенного союза.   Все это время владелец ждет результатов. Иногда проходит не одна неделя, пока дадут зеленый свет на разгрузку товара,  – говорит экспедитор международной транспортной компании Дмитрий Коваленко.

По этим правилам китайцы со своей отравой границу не пройдут точно. Дадут отворот поворот при первых же тестах. И все по той же причине: их удобрения не числятся в государственном реестре разрешенных на территории России.

Значит надо искать обходные пути.

Местное производство

– Это весьма дорогостоящая поездка,  – делится наш источник в органах госбезопасности.  – Ведь груз нелегальный, а значит, сопряжен с дополнительными расходами. Но есть информация, что они собираются  делать удобрения у нас. Это удешевит и так низкую себестоимость. Уже была попытка обратиться на волгоградское предприятие, чтобы наладить производство. Пришли со своими формулами.

Хочется крикнуть «Караул!». Куда бежать, товарищи? А прямо на завод.

Но на «Волжском оргсинтезе» (а это единственное крупное предприятие по производству удобрений в регионе) наше подозрение в связях с китайцами восприняли как оскорбление.

– Ничего подобного мы делать не будем. И к нам никакие китайцы не обращались, у нас четкий ассортимент,  – отрезала помощник генерального директора.

– Любое новое удобрение, требует обновления всей линейки производства,  – уже более подробно объясняет руководитель информационного центра группы «Аркон» (один из крупнейших концернов по производству удобрений) Татьяна Филиппова. —   Ведь  это не просто сменить компоненты, это поменять технологию, закупить новое оборудование, переобучить персонал. Очень дорогой и длительный процесс. Вот так просто никто браться за это не будет.

– А если не так просто, за хорошие деньги? Если китайцы собираются остаться у нас надолго, резонно допустить и «длинные» инвестиции.

– Ну, наш завод точно на это не пойдет. Заказчиков достаточно,  – не ведется на провокацию собеседница. – Да и любой промышленный гигант не станет с этим связываться.

А если не гигант? Возможен вариант: провозить не удобрение, а компоненты. Соединить их можно на территории России. Мы обзвонили шесть мелких предприятий, производящих удобрения. Ответ везде одинаковый: неорганическая химия нам не по зубам.

– Мы продаем гранулированную органику: помет, навоз, торф. Делать что-то сложнее  просто нет возможности, да и специалистов таких не имеем. Оборудование настроено на конкретную продукцию, – говорит Сергей Варец, директор небольшого завода «Биотек».  – И даже если предложат миллион, подстраиваться под китайцев не будем принципиально. Все их удобрения – сплошная химия. Они высасывают из земли все соки. Бывал я на  полях, где поработали эти так называемые фермеры – пустошь. Чтобы восстановить такую землю, нужно 10 лет интенсивного лечения.

Это едва ли не единственный случай, когда можно радоваться, что мы не доросли до уровня китайских технологий. Ну и благодарить принципиальных людей.

Когда таможня дает добро

Итак, снова все дорожки ведут к китайской границе.

– Границы на Дальнем Востоке и Забайкалье достаточно прозрачные,  – говорит Андрей, владелец международной транспортной компании. – Грузов из Китая ежедневно проходит до 1000 фур. Заказчик может внести в документы название любого  товара, а что на самом деле в мешках – одному богу известно. Уж точно не таможеннику. Ему это по понятным причинам становится неинтересно.  В фуру даже не заглядывают (см. «Из архива «КП»).

Есть и другой путь – через Казахстан. Фура через дружественного соседа в Россию идет транзитом.  А значит, бдительность казахских таможенников на границе с Китаем снижается в несколько раз даже у самых честных – не к ним же груз. На границе Казахстана с Россией таможенный пост убрали в 2011 году, когда Казахстан, Россия и Белоруссия заключили Таможенный союз. Остались только пограничные посты.

– А вы смотрите откуда груз. Часто из Китая фуры идут? – дозвонились мы на пограничный пост.
– Откуда именно транзитный груз, мы не смотрим. Для нас по документам он всегда из Казахстана. Так что никакого учета по этим параметрам нет, – откровенно ответил сотрудник.

Сейчас помидорный сезон закончен, но уже через полгода в бесконечных теплицах снова закопошатся трудолюбивые китайцы. А через границу двинутся бесчисленные фуры, конечно, если кто-то из местных производителей не рискнет расшифровать «китайскую формулу».

Из архива «КП»

В 2011 году в Астрахани осудили 11 таможенников. Там накрыли целую коррупционную систему прохода границы с Казахстаном. Начальник отдела Красноярского таможенного поста Игорь Оханов создал банду, которой дальнобойщики платили за проезд без досмотра. У многих груз не соответствовал параметрам, указанным в декларации, ни по весу, ни по наименованию.

Два года назад на таможенных постах “Хоргос” и “Калжат” на границе Китая и Казахстана накрыли группу контрабандистов, среди которых были и сотрудники таможни, и пограничники. За день проходило около 200 машин левого груза. Может, одна из них и была с неизвестным удобрением.

Комментарий политолога

Сергей Панкратов, завкафедры политологии ВолГУ:
– Таможенный союз логичное продолжение отношений трех наших стран. Создавался он для облегчения торговых отношений между Белоруссией, Казахстаном и Россией. Это стимулирует развитие предпринимательства, с бизнеса сняли дополнительное бремя в виде пошлин и бюрократических проволочек. Это действительно работает. Инвестиции этих стран в нашу экономику увеличились. Но, к сожалению, есть и негативные последствия снятия таможенных постов. Границы Казахстана с другими странами недостаточно укреплены, и через них в государство проникает нелегальная продукция. В итоге она оказывается и у нас. И после того, как американцы выведут свои войска из Афганистана, поток наркотрафика через Казахстан в нашу страну только увеличится. Но это не значит, что надо закрывать снова границы, надо усилить работу спецслужб в этом направлении. Может быть, даже создать специальные отделы.

1 год ago

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *